February 23rd, 2010

orange main

...

Щелкунов держался за верхний поручень и смотрел на проезжающие мимо автобуса машины сквозь дырочки наклеенной на грязное стекло цветастой рекламной перфорированной пленки.
Дынин стоял справа, и так же держался за верхний поручень, и так же смотрел на проезжающие мимо автобуса машины сквозь дырочки наклеенной на грязное стекло цветастой рекламной перфорированной пленки.
— У вас нос чешется — сказал Щелкунов.
— Нет, не чешется.
— Ну как же, очень даже чешется. Почешите. Я — Щелкунов.
— А я — Дыни... Так, нет, мой нос в порядке, отстаньте.
— Да я про нос, это... Я просто познакомиться хотел.
— Вот и познакомились.
— Очень приятно.
— Мне не приятно.
— Ну, конечно, у вас же нос чешется.
— Нет, мой нос не... Да отвяжитесь вы!
Щелкунов промолчал минуту и продолжил:
— Понимаете, мы каждый день с вами едем. Вот так вот. Уже
три года. Или четыре. И я просто ни разу не решался вам признаться...
Дынин индифферентно молчал.
— Вы мне нравитесь, Дынин. Уже давно. Я... я не знаю что ещё сказать...
Бледное лицо Дынина всё ещё стояло на паузе, однако начало несильно краснеть.
— Я люблю вас, Дынин!
— Уйдите — дрожащей челюстью прошептал Дынин.
Автобус остановился. Щелкунов вздохнул, почесал нос Дынину и вышел.